Телепортация в наши дни - полчища подобных историй.

 

* * *

Мне известен небольшой набросок, хранящийся ныне в музее, — колоритная миниатюра, изображающая жестокую резню, выполнена кальцитами задолго до того, как на сцену вышла драма религии, — розовые фигуры, пронзенные зеленоватыми копьями, роняют сверкающие пурпурные капли.

Я видел произведение баритов, возникшее за столетия до того, как иудеи сочинили свою так называемую историю, — по сторонам высоко вздымаются синие волны, а между ними тянется темная полоса, в которой можно различить рога скота, головы мулов, верблюжьи горбы, тюрбаны и воздетые руки.

* * *

Теория нащупывает путь сквозь окружающее невежество — виноградная лоза нащупывает подпорки - караван фургонов отыскивает дорогу в прериях…

* * *

Отступление Наполеона Бонапарта от Москвы — разрозненные колонны войск в сером снегу, спотыкающиеся о стволы брошенных пушек.

Возможно, это всего лишь совпадение — или, как верил сам Наполеон, им правила высшая сила?

Предположим, в ноябре 1812 года работа Наполеона по переделке Европы была закончена. Ни одна сила на этой Земле не могла устранить эту силу, чья работа завершилась. 

Тогда наступили морозы, столь жестокие, что уничтожили великую армию.

* * *

Человеческое знание - и его заблуждения и провалы.

Диким племенам свойственна особая забота или даже почтение к людям, поврежденным в уме. В них видят некое неявное присутствие Бога.

Мы признаем определение предмета через сам предмет признаком слабоумия. Всякий ученый начинает свой труд с такого определения, подразумевающегося, если и не декларируемого. И нашему племени свойственна особая забота и даже почтение к ученым.

Мне представляется, что в этом идиотизме кроется божественность. Однако, каково бы ни было мое мнение, я не напишу, что Бог - идиот. Возможно он, или оно, пускает слюни каплями комет и корчится в припадках землетрясений, но масштаб явления заставляет говорить по меньшей мере о сверхидиотизме.

Я полагаю или уверяю себя, что полагаю, что если рассмотреть наш мир как целое, мы придем к своего рода пониманию его, того же рода, как, скажем, клетки организма могут понимать цельный организм, если они не окажутся просто учеными, пытающимися разобраться, что такое кость или кровь сами по себе; но если они сумеют осмыслить структуры и функции Организма в терминах его самого.

Попытка представления Бытия, или мира, как Организма - одна из старейших псевдоидей философии. 

Всякий, кто попытается помыслить Организм, или Мир с большой буквы, непременно упрется в тупик. 

Если все сущее сливается друг с другом или преображается одно в другое, так, что ничто невозможно определить, значит, всё составляет единство, которое может оказаться единством нашего бытия.

Богослов старого образца мыслит наделенное собственной волей существо, стоящее где-то в сторонке и управляющее операциями.

Что в организме производит отбор и распределение — скажем, кислорода для легких или питательных веществ для желудка?

Сам организм.

Если мы представим свой мир как образование конечного размера — быть может, одно из бесчисленных образований, существ или тел космоса, — мы получим возможность его охватить и получим очертания и границы, в которых можно мыслить.

Мы смотрим на звезды. Мы видим нечто вроде вращающейся скорлупы, расположенной не слишком далеко. И такому взгляду ничто не противоречит, кроме преклонения перед слабоумными, которым мы в большинстве своем почтительно внимаем по обычаю всех более или менее диких племен.

Я ничему не верю. 

Я отгородится от камней и мудрости веков и от так называемых учителей всех времен, и, быть может, благодаря этой изоляции я предался щедрому гостеприимству. 

Я захлопнул парадную дверь перед Христом и Эйнштейном...

Я не могу считать произведения разума предметом веры.

Мы беспомощно существуем в мире, не имеющем стандартов, и апелляция к авторитетам так же зыбка, как прочие наши неверные движения.

Тем не менее, хотя я не знаю ни одного стандарта, по которому можно о чем-либо судить, я допускаю — или принимаю идею — чего-то, что является Стандартом с большой буквы, если считать наш мир Организмом.

* * *

Когда доктор Гилберт натирает палочку и заставляет клочки бумаги подпрыгивать на столе, возражения на его магию относятся не столько к тому, чем он занимается, сколько к тому, куда это может завести. 

Ведьмам и колдунам всегда приходилось туго, пока они, сменив название, не становились благопристойными членами общества.

Нам немало известно о конфликте между наукой и религией, однако мы в конфликте и с той и с другой.

Наука и религия всегда дружно преследовали и подавляли всякое колдовство. Теперь, когда религия утратила славное имя, причитавшееся ей, преклонение поразительным образом перешло к науке, которую восславляют как благодетельную. Но ни один ученый, выдвигавший новую идею, не избежал нападок других ученых.

Наука делала все, что могла, чтобы предотвратить деяния науки.

___

Если наш мир Организм - тогда возможна гипотеза о том, что Организм сам, по неведомым нам законам и причинам, перемещает - телепортирует некоторые части себя из одного места в другое.

О телепортации, которая происходила на природе, в городах и домах и запротоколирована как феноменальные необъяснимые случаи, - в этой книге.

___

Если телепортация существует, она бывает двух порядков, или типов полей: электрическая и неэлектрическая - или феномены, проявляющиеся во время грозы, и феномены, проявляющиеся при «безоблачном небе» или в домах.

Я собрал полчища подобных историй о ливнях живых существ, причем лишь очень редко можно услышать о повреждении падающего животного.

Затем из впечатления, сложившегося на основании других данных, мы полагаем, что эти существа возможно, не падали с самого неба, а появились в воздухе где-то невысоко над землей - или упали со значительной высоты под влиянием антигравитации.

Я предполагаю влияние антигравитации на переносимые объекты, потому что во множестве согласующихся между собой отчетов, говорится о медленно падающих камнях, и потому что я натыкался на описания подобных чудес, или колдовства, в наблюдениях метеорологов, считающихся здравомыслящими и трезвыми наблюдателями.

Смотрим «Annual Register» (Ежегодный регистр) (1859-1870) — сообщение метеоролога и астронома, мистера Э. Дж Леве, о падении градин в Ноттингеме, Англия, 29 мая 1859 года. Хотя градины имели более дюйма в поперечнике, они падали медленно.

В сентябре 1873 года под Клермон-Ферраном во Франции, согласно «La Nature» (7-289), выпали градины от дюйма до полутора в поперечнике. Они находились под влиянием неизвестной силы. Несмотря на значительный размер, они падали так медленно, что не причинили никаких повреждений. Некоторые падали на крыши и отскакивали, словно высвобождаясь из-под влияния. Отскочившие падали быстрее, чем те, падение которых не было прервано.

Другие сообщения об этом феномене см. в «Nature» (36-445); «Illustrated London News» (34-546); «Bull. Soc. Astro, de France» (19 июня 1900 года).

Если в общем электрическом напряжении гроз иногда проявляется антигравитационное влияние на объекты, кто-нибудь, возможно, найдет способ заряжать антигравитацией летательные аппараты и авиаторов. 

Если всякая работа состоит в преодолении гравитации, кто-нибудь имеет шанс совершить великое открытие в пользу всеобщей лени. Лифты небоскребов могут работать с половинным от нынешнего усилием.

Вот идея, позволяющая совершить революцию в промышленности, но мне теперь некогда совершать революции, так что я отдаю свою идею миру со щедростью человека, который отделывается от ненужного ему добра.

Это отрывки из книги - Вулканы небес. Вторжение невидимых сил. Автор Чарльз Форт. 

Книга - Вулканы небес. Вторжение невидимых сил - просто напичкана фактами необычных феноменов, которые были зарегистрированы и опубликованы в печати, автор не обошёл вниманием и мнения объяснить всё подделками и во многих случаях давал объяснение необъяснимому. 

Хотя давно есть заготовка на ВСЕ подобные случаи - С неба упало. Смерчем где то захватило и принесло.

Автор выдвигает свою гипотезу, что в некоторых случаях это - телепортация и на протяжении всей книги объясняет, что его привело к этой мысли.

.

Источник ➝

5 самых идиотских поводов для войны в истории

Причины у любой войны всегда серьезные: долгие годы непонимания и территориальные претензии, жажда власти и экономическая нестабильность. Но вот повод может быть самым идиотским, например свинья, зашедшая на картофельное поле, или украденное деревянное ведро, или пес, перебежавший через границу.

Собрали для вас 5 самых ярких и нелепых эпизодов, которые превратили войны в трагикомедию.

Война из-за деревянного ведра

Однозначно первое место по уровню идиотизма среди поводов для войны. Бойня, стоившая тысяч жизней, и все это ради того, чтобы вернуть на родину самое обычное дубовое ведро.

XIV век, два соседних города-государства северной Италии — Болонья и Модена — живут на грани конфликта. Болонья поддерживает партию гвельфов, а Модена — их злейших врагов, гибеллинов. Расстояние между ними небольшое, около 50 километров, в общем, в любой момент может прибежать вражеская армия и начаться бойня. И бойня началась, но повод для нее нашли самый смехотворный.

По одной версии (более дурацкой) некий кавалерист-наемник дезертировал из Болоньи в Модену и попутно прихватил с собой деревянное ведро из колодца. Правительство Болоньи потребовало вернуть ведро, так как это — муниципальная, а значит общая, собственность.

Вот то самое ведро.

По другой версии (чуть менее постыдной) кавалеристов было несколько, и в деревянном ведре у них было не пусто — там были ценности, добытые грабежом простых болонцев. В любом случае, обиженная сторона просила вернуть именно ведро. Потому что про неприкосновенность частной собственности тогда не думали, а вот воровать общественное достояние города — это уже ни в какие ворота.

Началась перепалка. Дипломаты не договорились, и договариваться пришлось пушкам. Во время решающей битвы при Запполино погибло 2000 солдат. Модена выиграла, отстояв-таки это ведро. Оно до сих пор хранится в городе как реликвия. Никаких других приобретений мини-государство не получило. Только чертово ведро.

Война из-за оскверненных пирожных

Стереотипный современный мексиканец любит острые блюда. Стереотипный мексиканец XIX века в добавок еще и ненавидит все сладкое. По крайней мере, во время уличных беспорядков в 1828 году мексиканские офицеры зачем-то разгромили кондитерскую лавку французского подданного.

Пирожные и торты растоптали, в магазине устроили дебош, мебель поломали, посуду разбили, а с шоколадным фондю обошлись так, что постыдно рассказать. Француз требовал компенсации и в своих просьбах дошел до высшей инстанции — родного короля Луи-Филиппа I. Тот проникся бедами простого кондитера и объявил Мексике ультиматум: отдать пострадавшему 60 тысяч песо. Сумма на тот момент была просто непомерной.

А чтобы мексиканцы поняли всю серьезность намерений, король потребовал еще и вернуть все деньги, которые Мексика задолжала Франции. На ультиматум наплевали, и Луи-Филипп I фактически объявил войну: его флот заблокировал порт Веракрус и начал бомбить крепость Сан-Хуан-де-Улуа.

В ответ мексиканцы ввели военное положение и попытались заручиться поддержкой Техаса, который тогда был самостоятельным государством. Поняв, что тягаться с Францией нищей стране не по силам, Мексика приняла требования и выплатила долги. А не надо было топтать пирожные.

Война из-за свиньи

Британско-американский конфликт, который едва не перерос в настоящую войну. И все это из-за свиньи, которая зашла на картофельное поле.

15 июня 1846 Британия и США подписали Орегонский договор, который определял границы государств у берегов Тихого океана. По идее документ должен был прояснить ситуацию и избавить от недомолвок, но лишь запутал все еще хуже. Как оказалось, карты региона были неточны, и оба государства посчитали острова Сан-Хуан собственной территорией. В итоге здесь начали селиться и британские, и американские колонисты. И те и другие, естественно, считали друг друга нелегальными иммигрантами.

15 июня 1859 года, спустя ровно 13 лет, как по заказу, все это вылилось в один из самых глупых конфликтов в истории.

В этот день американский фермер Лиман Катлэр увидел на своей земле здоровенную черную свинью, которая копошилась в его огороде и жрала картоху. Свинья делала это уже не впервые: сначала Лиман прогонял ее пинками, потом палкой, но на этот раз он не выдержал, сходил домой за ружьем и пристрелил хряка.

Оказалось, что скотина принадлежит местному ирландцу по имени Чарльз Гриффин. Проблема в том, что оба фермера были гражданами разных государств. Когда рядовой сельский конфликт дошел до скандала, оба мужчины пошли просить о помощи представителей своих властей. И те отреагировали на инцидент со свиньей неожиданно бурно.

Американцы высадили на острове четыреста солдат. Британцы не отставали и прислали пять кораблей с двумя тысячами вояк на борту. Губернатор британской колонии приказал контр-адмиралу Роберту Бэйнесу начать военные действия, если американцы не покинут территорию. К счастью, офицер ослушался руководства и тем самым спас страну от войны. Солдаты США и Британии дни напролет развлекались тем, что оскорбляли друг друга, но четко соблюдали приказ не открывать огонь первыми.

Британские войска на острове Сан-Хуан.

Когда о войне из-за паршивой свиньи узнали в Лондоне и Вашингтоне, там схватились за головы и пошли на перемирие. Для предотвращения конфликта привлекли нейтральных третейских судей во главе с императором Германии Вильгельмом I, который решил спор из-за хряка в пользу США — острова достались им.

Война из-за псины

Похожая, но более трагичная история случилась на границе Греции и Болгарии в 1925 году. Только началось все не со свиньи, а с бродячего шелудивого пса, который решил сбежать через границу.

Отношения между странами тогда были крайне напряженными: в Первой мировой они сражались по разные стороны, плюс у каждой были территориальные притязания. Кроме того, на территории Болгарии широкое распространение получили партизанские антигреческие группы. Одна из таких групп фактически захватила власть в районе города Петрич на границе. Это было государство в государстве, приграничной территорией распоряжалась «Внутренняя македонская революционная организация». Именно здесь и случился конфликт.

18 октября у одного из греческих пограничников сбежал прикормленный пес. Причем побежал этот дурак не куда-нибудь, а через границу. Солдат отправился искать свою псину и, прямо на пересечении государств, был застрелен патрульными из Петрич. Когда об этом узнал офицер греческой заставы, он отправился разбираться, но тоже был убит на месте. Сообщалось и о других стычках, но обе стороны до сих пор сваливают вину друг на друга.

История вышла некрасивая. Греция потребовала официальных извинений и компенсации для семей погибших. Болгария так и не ответила за предоставленные ей 48 часов, и греческие войска вторглись в окрестности Петрича. Несколько приграничных сел были захвачены, сам город был уже почти взят с боем. К счастью, вмешалась Лига Наций (прообраз ООН тех лет) и войну остановили. Причем теперь Греция обязана была выплатить компенсацию за неудобства и 50 погибших болгар.

Греческая армия

Псину, насколько известно, так и не нашли. Наверняка испугалась канонады и сбежала с концами.

Футбольная война

Однажды мы уже рассказывали об одном из самых нелепых конфликтов в истории — «Футбольной войне» между Сальвадором и Гондурасом. Тогда из-за проигрыша в футбольном матче погибли тысячи людей, а обе страны впали в затяжной кризис.

В 1970 году сборные по футболу из Сальвадора и Гондураса пытались выбиться в финал чемпионата мира и спортивный раж подогревался давней неприязнью двух государств. Вылилось все в постыдную историю: выигрыш Сальвадора на своем поле привел к тому, что местные жители, поверившие в свои силы, сначала начали массово избивать гондурасцев, а затем и вовсе напали на соседей с довольно туманными требованиями.

Непосредственно война началась с пересечения сальвадорскими самолетами воздушного пространства соседа, а закончилось бойней, уничтоженной инфраструктурой обеих стран и вмешательством соседних государств, которые пообещали Сальвадору такую экономическую блокаду, что он никогда не оправится.

Кстати, именно «Футбольная война» стала последним военным конфликтом, в котором активно использовались самолеты времен Второй мировой. Страны были не очень богатыми, поэтому вынужденно скупали старье, на котором попросту боялись летать летчики других стран.

Источник ➝

Странные русские гравюры 16-19 веков.

https://i.ytimg.com/vi/ZXprUL-VDWI/maxresdefault.jpg

Странно выглядят эти гравюры в сравнении с историей, которой нас учили...

.

Картина дня

))}
Loading...
наверх