«Я хожу по Москве босиком»

Представительница московских барефутеров — о неудобной обуви, фут-фетишистах и городских дорогах«Я хожу по Москве босиком» — Личный опыт на The Village

Полине 31 год, и всю жизнь она чаще всего ходит босиком — даже осенью и зимой, по траве и по асфальту. Полина такая не одна, в мире существует целое движение людей, которые не признают необходимости обуви, — барефутинг. Любителей ходить босиком, конечно, больше в странах с теплым комфортным климатом, но они существуют везде, даже в России, где большую часть года на улицах снег и грязь. Свое увлечение барефутеры объясняют тем, что им нравится ощущение голых ног, что их стесняет обувь, а босохождение полезно для стопы и вообще это красиво. У них есть свои сайты и паблики, где участники делятся опытом катания на велосипеде босиком, обсуждают разную температуру асфальта или рассказывают об акции протеста «новосибирских босоходов» против запрета находиться на эскалаторах без обуви. The Village поговорил с москвичкой, которая предпочитает везде ходить босиком и ведет группу своих единомышленников.

О личной свободе и восприятии окружающих

Я не ношу обувь, потому что я очень свободолюбивая и мне нравится ощущение голых ног. Для меня это элемент самовыражения. Когда человек босиком, то он обнажен, острее воспринимает мир и, главное, бережнее относится к окружающей среде.

Я хожу босиком с детства. Всегда была хулиганкой: для мамы выходила из дома в обуви, а потом сразу снимала. Мама до сих пор ругается. В детстве у нас в городе были неасфальтированные дороги, на них просто насыпали камни. Моя подруга ходила по ним без обуви, а я не могла понять, как ей не больно. Она сказала: «Просто расслабься». И оказалось, правда — когда расслабишь стопу, острые камни перестают чувствоваться.

Мне кажется, в жизни так же: если расслабиться, то все шероховатости и невзгоды проходят менее остро.

Лет в 15–16 я поняла, что, когда ходишь без обуви в городе, люди по-особому на тебя реагируют. Несмотря на это, я решила, что все равно буду так делать. Я легко могу пройти в метро без обуви, хотя официально это запрещено. Главное, не акцентировать на себе внимание. Если я смотрю вперед, то и люди смотрят вперед или куда-то еще, но никак не на ноги. Люди не замечают босых ног, потому что не думают, что такое в принципе может быть. Они не смотрят на обувь. Конечно, в оживленных местах на меня чаще обращают внимание. Неприятно, когда окружающие начинают оглядываться, рассматривать, опускать голову. Поэтому я чаще выбираю места, где меньше людей.

О дресс-коде

У меня всегда с собой шлепки на случай, если меня куда-то не пустят по дресс-коду. Я всегда надеваю обувь, когда иду в театр. Театр для меня очень важен как целостная картинка, там есть своя культура, и, чтобы не нарушать ее, я тоже следую этим правилам. Я нередко хожу босиком в рестораны и кафе, там обычно реагируют спокойно. А вообще обувь для меня — это большое страдание. Если все-таки приходится, то мне важно, чтобы обувь не натирала, проветривалась. Удобнее всего кроссовки или мокасины. У меня очень мало обуви на каблуках, я ее ненавижу мерить и покупать. Но иногда это необходимо для образа.

Я часто делаю педикюр, потому что чем больше ходишь без обуви, тем быстрее грубеет стопа. Это не очень эстетично, по-моему. Я очень люблю украшения для ног — такая немного индийская тема.

Своих детей я бы вообще не хотела ставить в рамки относительно их одежды и обуви. Понятно, что существуют социальные нормы и без трусов не надо по городу бегать. Но ребенок должен ходить босиком, это полезно для здоровья, это закалка организма.

Про холод, камни и другие опасности

В теплую погоду я легко хожу босиком по три-четыре часа. Вообще, это можно в любую погоду, даже в холод. Здесь важно тренироваться, и со временем нога привыкает. Но ходить по снегу нужно не до дури, я смотрю по своим ощущениям. Грязь на улице не страшна, потому что ее можно обойти, а если нет, то у меня всегда с собой есть влажные салфетки. Вообще у нас на руках микробов столько же, сколько и на ногах. Многие (и моя мама в том числе) говорят: «У тебя будет грибок». Сколько лет хожу, и у меня нет никакого грибка. Опасны только осколки, особенно мелкие. Бывало, конечно, что я травмировала ногу, но ничего серьезного.

Для босых ног особенно важно покрытие. Например, трава бывает разная: постриженная и острая или мягкая. На первой ходишь немного в напряжении, а на второй расслабляешься и доверяешься пространству. Бегать по асфальту неудобно, потому что он как наждачная бумага.

О фут-фетишистах и единомышленниках

Есть такая забавная штука: люди обычно не говорят о том, что ходят босиком, это что-то вроде табу. Но если я начинаю рассказывать о себе, то вдруг оказывается, что почти все мои друзья и знакомые тоже ходят иногда босые. У нас есть сообщество барефутеров. Я веду сайт «Босоногая.рф» — это такой социальный арт-проект, где мы даем возможность людям самовыражаться на основе этой темы, заниматься своим развитием и творчеством. Участники снимают фото и видео, где танцуют босиком, например. Интересующиеся постоянно приходят-уходят, поэтому невозможно посчитать, сколько нас всего. Несколько десятков человек или около того. Мы как-то поддерживали Международную босоногую неделю. Предлагали всем отказаться от обуви, и участники потом описывали свои впечатления.

Мы делали однажды открытую встречу для всех, но пришло слишком много людей и возникли недопонимания. Обычно молодым людям кажутся привлекательными босые ноги, есть такие, кому они прямо очень нравятся.

Кого-то вид подошвы ноги парализует, мужчины впадают в ступор, если видят девушку босиком. И вот такие на нашу встречу тоже пришли. Поэтому мы пока не придумали, в каком формате встречаться, хотя такое желание есть.

О мировом опыте

В мире больше развито движение барефутинга, в Европе, в Америке. Да, у нас собираются люди, которым нравится хождение босиком: в Санкт-Петербурге, в Новосибирске, в Москве. Но по большому счету у нас это еще дико воспринимают. Людям нужно объяснять: почему, зачем. Плюс ко всему за рубежом лучше убирают дороги, там меньше осколков и не так грязно. Есть идеи не собираться компаниями, а организованно ездить за границу в босые туры в разных странах.

Я сама пробовала ходить босиком по миру. Мне очень интересно почувствовать другую страну, там другая поверхность, другие ощущения, другие люди и мир другой под ногами. Например, в Италии дорога вымощена кирпичом, там не асфальт, а в центре городов много камушков, которые очень сильно нагреваются. И эти раскаленные камни вместе с большим количеством народа создают ощущение бурной жизни: сразу чувствуешь, что надо куда-то бежать, что-то делать, а то мир вокруг движется, а ты стоишь. А в Таиланде, например, был такой хрустящий песок, который я хотела забрать с собой. По нему можно ходить вечно.

Мне кажется, желание ходить босиком — это нечто про внутреннюю открытость человека: если он разувается, то он открыт миру, если он ищет опасность из внешнего мира, то категорически отказывается снять обувь.
------------------------------------------------------
Фотогалерея: в метро







Источник ➝

5 самых идиотских поводов для войны в истории

Причины у любой войны всегда серьезные: долгие годы непонимания и территориальные претензии, жажда власти и экономическая нестабильность. Но вот повод может быть самым идиотским, например свинья, зашедшая на картофельное поле, или украденное деревянное ведро, или пес, перебежавший через границу.

Собрали для вас 5 самых ярких и нелепых эпизодов, которые превратили войны в трагикомедию.

Война из-за деревянного ведра

Однозначно первое место по уровню идиотизма среди поводов для войны. Бойня, стоившая тысяч жизней, и все это ради того, чтобы вернуть на родину самое обычное дубовое ведро.

XIV век, два соседних города-государства северной Италии — Болонья и Модена — живут на грани конфликта. Болонья поддерживает партию гвельфов, а Модена — их злейших врагов, гибеллинов. Расстояние между ними небольшое, около 50 километров, в общем, в любой момент может прибежать вражеская армия и начаться бойня. И бойня началась, но повод для нее нашли самый смехотворный.

По одной версии (более дурацкой) некий кавалерист-наемник дезертировал из Болоньи в Модену и попутно прихватил с собой деревянное ведро из колодца. Правительство Болоньи потребовало вернуть ведро, так как это — муниципальная, а значит общая, собственность.

Вот то самое ведро.

По другой версии (чуть менее постыдной) кавалеристов было несколько, и в деревянном ведре у них было не пусто — там были ценности, добытые грабежом простых болонцев. В любом случае, обиженная сторона просила вернуть именно ведро. Потому что про неприкосновенность частной собственности тогда не думали, а вот воровать общественное достояние города — это уже ни в какие ворота.

Началась перепалка. Дипломаты не договорились, и договариваться пришлось пушкам. Во время решающей битвы при Запполино погибло 2000 солдат. Модена выиграла, отстояв-таки это ведро. Оно до сих пор хранится в городе как реликвия. Никаких других приобретений мини-государство не получило. Только чертово ведро.

Война из-за оскверненных пирожных

Стереотипный современный мексиканец любит острые блюда. Стереотипный мексиканец XIX века в добавок еще и ненавидит все сладкое. По крайней мере, во время уличных беспорядков в 1828 году мексиканские офицеры зачем-то разгромили кондитерскую лавку французского подданного.

Пирожные и торты растоптали, в магазине устроили дебош, мебель поломали, посуду разбили, а с шоколадным фондю обошлись так, что постыдно рассказать. Француз требовал компенсации и в своих просьбах дошел до высшей инстанции — родного короля Луи-Филиппа I. Тот проникся бедами простого кондитера и объявил Мексике ультиматум: отдать пострадавшему 60 тысяч песо. Сумма на тот момент была просто непомерной.

А чтобы мексиканцы поняли всю серьезность намерений, король потребовал еще и вернуть все деньги, которые Мексика задолжала Франции. На ультиматум наплевали, и Луи-Филипп I фактически объявил войну: его флот заблокировал порт Веракрус и начал бомбить крепость Сан-Хуан-де-Улуа.

В ответ мексиканцы ввели военное положение и попытались заручиться поддержкой Техаса, который тогда был самостоятельным государством. Поняв, что тягаться с Францией нищей стране не по силам, Мексика приняла требования и выплатила долги. А не надо было топтать пирожные.

Война из-за свиньи

Британско-американский конфликт, который едва не перерос в настоящую войну. И все это из-за свиньи, которая зашла на картофельное поле.

15 июня 1846 Британия и США подписали Орегонский договор, который определял границы государств у берегов Тихого океана. По идее документ должен был прояснить ситуацию и избавить от недомолвок, но лишь запутал все еще хуже. Как оказалось, карты региона были неточны, и оба государства посчитали острова Сан-Хуан собственной территорией. В итоге здесь начали селиться и британские, и американские колонисты. И те и другие, естественно, считали друг друга нелегальными иммигрантами.

15 июня 1859 года, спустя ровно 13 лет, как по заказу, все это вылилось в один из самых глупых конфликтов в истории.

В этот день американский фермер Лиман Катлэр увидел на своей земле здоровенную черную свинью, которая копошилась в его огороде и жрала картоху. Свинья делала это уже не впервые: сначала Лиман прогонял ее пинками, потом палкой, но на этот раз он не выдержал, сходил домой за ружьем и пристрелил хряка.

Оказалось, что скотина принадлежит местному ирландцу по имени Чарльз Гриффин. Проблема в том, что оба фермера были гражданами разных государств. Когда рядовой сельский конфликт дошел до скандала, оба мужчины пошли просить о помощи представителей своих властей. И те отреагировали на инцидент со свиньей неожиданно бурно.

Американцы высадили на острове четыреста солдат. Британцы не отставали и прислали пять кораблей с двумя тысячами вояк на борту. Губернатор британской колонии приказал контр-адмиралу Роберту Бэйнесу начать военные действия, если американцы не покинут территорию. К счастью, офицер ослушался руководства и тем самым спас страну от войны. Солдаты США и Британии дни напролет развлекались тем, что оскорбляли друг друга, но четко соблюдали приказ не открывать огонь первыми.

Британские войска на острове Сан-Хуан.

Когда о войне из-за паршивой свиньи узнали в Лондоне и Вашингтоне, там схватились за головы и пошли на перемирие. Для предотвращения конфликта привлекли нейтральных третейских судей во главе с императором Германии Вильгельмом I, который решил спор из-за хряка в пользу США — острова достались им.

Война из-за псины

Похожая, но более трагичная история случилась на границе Греции и Болгарии в 1925 году. Только началось все не со свиньи, а с бродячего шелудивого пса, который решил сбежать через границу.

Отношения между странами тогда были крайне напряженными: в Первой мировой они сражались по разные стороны, плюс у каждой были территориальные притязания. Кроме того, на территории Болгарии широкое распространение получили партизанские антигреческие группы. Одна из таких групп фактически захватила власть в районе города Петрич на границе. Это было государство в государстве, приграничной территорией распоряжалась «Внутренняя македонская революционная организация». Именно здесь и случился конфликт.

18 октября у одного из греческих пограничников сбежал прикормленный пес. Причем побежал этот дурак не куда-нибудь, а через границу. Солдат отправился искать свою псину и, прямо на пересечении государств, был застрелен патрульными из Петрич. Когда об этом узнал офицер греческой заставы, он отправился разбираться, но тоже был убит на месте. Сообщалось и о других стычках, но обе стороны до сих пор сваливают вину друг на друга.

История вышла некрасивая. Греция потребовала официальных извинений и компенсации для семей погибших. Болгария так и не ответила за предоставленные ей 48 часов, и греческие войска вторглись в окрестности Петрича. Несколько приграничных сел были захвачены, сам город был уже почти взят с боем. К счастью, вмешалась Лига Наций (прообраз ООН тех лет) и войну остановили. Причем теперь Греция обязана была выплатить компенсацию за неудобства и 50 погибших болгар.

Греческая армия

Псину, насколько известно, так и не нашли. Наверняка испугалась канонады и сбежала с концами.

Футбольная война

Однажды мы уже рассказывали об одном из самых нелепых конфликтов в истории — «Футбольной войне» между Сальвадором и Гондурасом. Тогда из-за проигрыша в футбольном матче погибли тысячи людей, а обе страны впали в затяжной кризис.

В 1970 году сборные по футболу из Сальвадора и Гондураса пытались выбиться в финал чемпионата мира и спортивный раж подогревался давней неприязнью двух государств. Вылилось все в постыдную историю: выигрыш Сальвадора на своем поле привел к тому, что местные жители, поверившие в свои силы, сначала начали массово избивать гондурасцев, а затем и вовсе напали на соседей с довольно туманными требованиями.

Непосредственно война началась с пересечения сальвадорскими самолетами воздушного пространства соседа, а закончилось бойней, уничтоженной инфраструктурой обеих стран и вмешательством соседних государств, которые пообещали Сальвадору такую экономическую блокаду, что он никогда не оправится.

Кстати, именно «Футбольная война» стала последним военным конфликтом, в котором активно использовались самолеты времен Второй мировой. Страны были не очень богатыми, поэтому вынужденно скупали старье, на котором попросту боялись летать летчики других стран.

Источник ➝

Странные русские гравюры 16-19 веков.

https://i.ytimg.com/vi/ZXprUL-VDWI/maxresdefault.jpg

Странно выглядят эти гравюры в сравнении с историей, которой нас учили...

.

Картина дня

))}
Loading...
наверх